Меню
Базовое доверие к миру: как объяснить ребёнку, что безопасно, а что - не очень
Стадия «доверие против недоверия»
Первая стадия психосоциального развития начинается с рождения и длится до тех пор, пока вашему ребёнку не исполнится около 18 месяцев. По словам Эриксона, это самый важный период в жизни вашего ребёнка, поскольку он формирует его взгляд на мир, а также его личность в целом. На протяжении этого этапа младенец ещё не уверен в мире, в котором он живёт, и ищет стабильности и последовательности поведения у своего значимого взрослого.
Что же такое НЕДОВЕРИЕ?
Недоверие – отсутствие доверия, подозрительное отношение к кому-либо или чему-либо.
Что значит «недоверие к миру»?
У детей, которых воспитывают тревожные и непредсказуемые родители, неспособные удовлетворить базовые потребности детей в должном внимании и безопасности, зачастую развивается общее чувство недоверия.

Взращённое недоверие в детях может вызвать страх, подозрительность, растерянность и беспокойство. Это напрямую влияет на умение формировать здоровые отношения во взрослом возрасте и на способность влиять на жизненные события, что часто приводит к социальной изоляции и одиночеству.
Особенность первых месяцев жизни ребёнка состоит в том, что поначалу он не имеет представления о границах – ни телесных, ни психологических. Весь мир и он – едины, поэтому до 3-х месяцев всё, что происходит в поле новорождённого, он воспринимает как часть себя. Моральное состояние мамы и её психологическое благополучие считываются новорождённым малышом и формируют представление о том, каков мир.
Тревожная мама, неуверенная в себе и своих действиях, как зеркало показывает малышу, что мир – не безопасное место.

Спокойная, уверенная, надёжная мама – транслирует, что мир безопасен и со всем можно справиться. Ниже разберём это подробно.
Для того, чтобы лучше понимать, как у ребёнка формируется доверие и недоверие к миру, мы разберём 4 вида поведения мамы:
1
тёплая адекватная мама,
2
тёплая неадекватная мама,
3
холодная адекватная мама,
4
тревожная мама.
Почему мамы? Потому что именно она находится в тесном симбиозе с ребёнком с момента зачатия.

Итак, новорождённый ребёнок одинаково реагирует на все виды нервного возбуждения. То есть что-то в внешнем мире начинает его беспокоить, он начинает нервничать, плакать и кричать вне зависимости от того, произошло с ним радостное событие или наоборот.
Тёплая адекватная мама,
услышав плач, подойдёт к малышу, возьмёт на руки, попробует успокоить его. То есть она эмпатически присоединяется к малышу, начинает сопереживать его чувствам – в этот момент у неё включается сочувствие.

Далее она, не переставая успокаивать, как бы немного отстраняется эмоционально и смотрит на малыша как будто со стороны и оценивает, что же способствовало его возбуждению. Это отстранение абсолютно НЕ означает, что она перестаёт реагировать на ребёнка. Оно означает, что мама сознательно как бы отключает часть собственных эмоций для комплексной оценки ситуации.

Вскоре ей удается понять причины его плача и, в зависимости от них, предложить поесть, например, или поменять подгузник, или поносить столбиком и так далее. То есть мама поняла причину и воздействовала на неё напрямую.
Пример
Новорождённый хочет есть. Он начинает плакать.

Мама сочувствует ему: берет на руки, жалеет. В это время прислушивается, как именно он плачет, какие телесные сигналы подаёт?
После она смотрит: ребёнок плачет и открывает рот.

  • Мама, которая научилась понимать своего ребёнка, прислушиваться к нему, поймёт, что ребёнок ищет грудь. Она его покормит.
  • Мама, которая пока не умеет отвечать на потребности ребёнка, будет укачивать его, пытаться уложить спать или развлечь.
Таким образом, задача сводится к:
сочувствию,
анализу ситуации,
решению проблемы возврата комфорта ребёнку.
Когда у новорождённого появляется дискомфорт, он ощущает его как конец света. Это такая особенность восприятия им мира как части себя.

Когда мама исправляет кризисные ситуации, формируется важный элемент психики ребёнка – все проблемы решаемы, и есть тот, кто способен чётко удовлетворить его потребности в еде, сне, безопасности и так далее.

По мере взросления ребёнка причины его дискомфорта становятся сложнее, требуется больше различных способов реагирования на происходящие в его жизни события. И в формировании этих способов ему помогают родители.

К 3 годам у ребёнка накапливается опыт о том, что именно с ним происходит, что вызывает у него дискомфорт, и что ему требуется, чтобы этот комфорт вернуть.
Тёплая неадекватная мама,
бывает, что ошибается и пока ещё некорректно считывает причину дискомфорта.

Например, если младенец испугался громкого звука, она может предложить ему поесть (дать грудь без всякого продолжения); если проголодался – попытаться уложить спать с помощью укачиваний и т.д.

При уходе за новорождёнными таких ошибок может быть достаточно много из-за особенностей сигналов малышей, так как на любые внешние раздражители они реагируют плачем (хотя специалисты считают, что плач новорождённого очень информативен и по интонации можно определить, чего именно хочет кроха). Объективно понять причины плача малыша – задача повышенного уровня сложности.

Поэтому не вините себя: при достаточных включённости, отдыхе рано или поздно вы научитесь верно трактовать плач ребёнка и реагировать всё более и более адекватным способом, компенсируя оплошности первых месяцев ухода.

Дальше неадекватное реагирование может быть ситуативным (когда не хватает ресурса, есть отвлекающие факторы, нет возможности сосредоточиться на проблемах малыша), и это тоже нормально.

Здорово, если таких ситуаций не более 30%.

Сложности могут возникнуть на этапе, когда у взрослеющего малыша (тоддлера) появляются разнообразные яркие эмоции: злость, обида, радость и другие. Маме нужно теперь не только считать потребность, но и понять эмоцию, быть чуткой к причинам её возникновения.
Пример
Малыш двух лет хотел поиграть в машинку, но не нашёл её на предполагаемом месте. У него истерика, в процессе которой он топает ногами и бросается на пол.

Тёплая адекватная мама видит, что малыш злится (по всем внешним показателям это выглядит как злость). Потом распознаёт причину и понимает, что это для него на самом деле настоящее горе. «Твоя вещь всегда лежала на одном месте, и ты хотел в неё поиграть, а она вдруг исчезла! Так обидно и горько», – говорит мама.

В этот момент дети, как правило, успокаиваются и расслабляются, возможно, вздыхают с облегчением и входят в контакт со своими чувствами.

Далее мама пытается устранить это горе: помогает искать машинку, принимая эмоции ребёнка, сочувствуя.
Неадекватный способ решения проблемы не подразумевает контакта с чувствами, понимания причин дискомфорта, а, значит, и адекватного способа устранения его источников. В этом случае, мама может предложить малышу поесть, дать другую игрушку или запретить злиться.
«Хватит истерику устраивать без повода.»
«Надоели твои капризы.»
«Это ты просто голодный.»
«Вот, держи мишку.»
Причинами хронически неадекватного реагирования мамы могут быть:
эмоциональное выгорание,
депрессивные эпизоды,
проблемы в семье,
личные сложности в соприкосновении с чувствами малыша (мама может остро реагировать на слёзы, истерику, нытьё)
Это ещё одна из причин, по которой критически важно вовремя позаботиться о себе.

Тёплая неадекватная мама формирует в ребёнке зависимый тип личности: человек не контактирует с собственными чувствами, не осознаёт свои потребности и не может адекватно удовлетворять их, ищет и находит другие, некорректные способы удовлетворять возникший дискомфорт.
Третий тип поведения – холодная адекватная мама.
Холодная адекватная мама лишена сочувствия. По своим личным причинам она не умеет или не хочет присоединяться к малышу и его эмоциям, выражать вербальное и невербальное сопереживание. Она на автомате ухаживает за ребёнком, не включаясь эмоционально.

Если малыш плачет, она скорее удивится, почему он расстроился; проигнорирует его эмоции или будет увещевать его, что причин для расстройства нет. Она не будет обнимать, успокаивающе покачивать, проговаривать чувства малыша. Такая мама совершенно холодна и эмоционально недоступна.

Но тем не менее она вполне способна определить потребности ребёнка и их удовлетворить: накормить, если голоден, уложить спать, если устал. То есть она делает всё, чтобы ребёнок выжил, но как бы на автомате, не подключаясь к нему эмоционально.

В этом случае у ребёнка формируется травма «базового одиночества».
Пример:
Когда малыш испытывает какую-то яркую негативную эмоцию, ему жизненно важно почувствовать, что он не один. Понять это он может по мимике мамы, тембру её голоса, прикосновениям: все невербальные сигналы в этот момент выражают ему сочувствие, он знает, что мама чувствует то же, что и он, вместе с ним. Но если такого опыта не случилось, то у маленького человека формируется ощущение, что он в своих переживаниях абсолютно один.
Результатом такого типа поведения мамы будет то, что в течение всей дальнейшей жизни ребёнок не сможет поверить в то, что есть кто-то, способный ему сопереживать и разделять с ним его состояние. Человек будет чувствовать бесконечное одиночество в кругу других людей. Оговорюсь, что всё это можно компенсировать или в детстве или уже во взрослом возрасте с помощью терапии.

По мнению специалистов, этот тип мамы – самый сложный для восприятия малышом, так как её поведение не однозначно и не очень предсказуемо.
Задача взрослого – помочь ребёнку сформировать его внутренний мир: научиться определять свои потребности; называть своё состояние каким-то понятным и определённым термином; находить подходящий способ удовлетворения этих потребностей.
Четвертый тип поведения – тревожная мама.
Тревожную маму затапливают её собственные переживания. «Затопляемость» эмоциями – это когда их интенсивность непомерно высока.

В момент стрессового возбуждения ребёнка ей не удается отстраниться, чтобы адекватно оценить, что с ним происходит и как ему помочь. Его крик погружает её в собственные переживания, она становится уязвимой и не может дать ребёнку ощущение безопасности и понимания, что с ним происходит и как с этим справиться.

Такой маме желательно учиться брать себя в руки – самой или при помощи специалиста, это уже неважно. Здорово, если у такой мамы есть тот, с кем можно разделить ответственность за ребёнка (партнер, бабушки/дедушки, няня).
Пример:
Новорождённый хочет в туалет и испытывает в связи с этим ещё незнакомые ему, но достаточно интенсивные ощущения. Он начинает плакать и кричать. Тревожная мама считывает его состояние и начинает тревожиться вместе с ним.

При этом она настолько погружена в свои эмоции, что не может ни понять, что с ребёнком, ни тем более помочь ему с этим справиться.
С точки зрения психики малыша происходит следующее: он испытывает дискомфорт вполне физического генеза. В первую очередь он нуждается в том, чтобы его тревога была «переварена».

Задача родителя – «взять» его тревогу, понять её причины, назвать словами и дать решение.

Тревожная мама не может «взять» тревогу малыша. Она возвращает ему её назад, вместе с ней прибавляя ещё и свою собственную. Например, мама начинает суетиться и метаться, может быть, плакать или даже кричать.

Справиться самостоятельно с таким состоянием удвоенной тревоги для ребёнка невозможно.

Никто не помог ему понять, что с ним происходит, а, значит, его внутренний мир не сформировался. Плюс к этому он ещё и получил эмоции близкого взрослого, следовательно ситуация не только не стала понятной и решаемой, но и превратилась в огромную непонятную угрозу.

Во взрослом возрасте такая ранняя травма схожа с тревожным расстройством: человек что-то внутри чувствует, не понимает, что это и откуда, и испытывает сильную тревогу, корни которой ему непонятны.
Реакции мамы являются основой психики ребёнка: по сути, благодаря наличию рядом надёжного значимого взрослого, внутри малыша формируется его собственный внутренний заботливый и любящий родитель, который в дальнейшем станет внутренней опорой, дающей чувство базовой безопасности.
ВОПРОСЫ ОТ РОДИТЕЛЕЙ
Но мир же разный! Иногда безопасный, иногда – не очень! Как это объяснить? Как сохранить баланс для ребёнка?
Внутренняя базовая безопасность – это не о том, чтобы прыгнуть с моста и не разбиться, а о том, что в сложных ситуациях у нас есть внутренняя сила собраться, успокоить себя и действовать (Прим. ред.)

Одно из важнейших качеств человека, которое может помочь прожить прекрасную счастливую жизнь – гибкость сознания и уверенность в том, что мы со всем можем справиться, что бы ни происходило. Именно этому мы и можем научить наших детей. В первую очередь, конечно, работая с самими собой.
Стараюсь максимально обезопасить пространство вокруг ребёнка. Правильно ли я делаю?
Дети прекрасно понимают невербальные сигналы с младенчества. Их чуткость обусловлена эволюционной потребностью выжить.

Поэтому когда мама в ужасе (даже не кричит, нет) смотрит на ползущего к краю кровати полугодовалого пупса, он считывает: «мама в ужасе = мир опасен!»

Итого, самым важным, как мы понимаем, является, как ни странно, внутреннее спокойствие мамы. И оно складывается из объективных и субъективных факторов.

Объективные – безопасная среда, в которой растёт малыш. Если на каждом углу раскиданы ножи и ножницы, открыты окна и стоят бутылки с химическими веществами – пожалуй, любая мама будет биться в истерике от каждого шага малыша.

Адаптировать среду под растущего человека – важно.

Но главное не перегнуть палку, ведь кроме безопасности у ребёнка есть ещё потребность в развитии, познании мира и его свойств. Манеж, конечно, очень безопасен, но он лишает человека возможности развиваться.

Заклеенные углы мебели – это безопасно, но как человеку узнать о границах своего тела, свойствах предметов и сформировать осознание «схемы тела»?

Закрытые дверцы шкафчиков – это безопасно. Но в 2 года человек найдет способ открыть любую дверь, и тогда последствия его жажды развития будут гораздо более катастрофические. Например, ребёнок начнет лезть не только в шкафы, которые внизу, но и подставлять стул, чтобы забраться повыше, ведь на верхних дверцах нет ограничителей!

Баланс – это главная задача родителя.
Меня всю трясёт, когда думаю о том, что ребёнок ударится или покалечится! Что с этим делать?
Субъективные страхи - это то, чего боится сам родитель.

Родителям важно посмотреть вглубь собственных чувств, чтобы не скатиться в гиперопеку и постоянный контроль за ребёнком.

Если я боюсь каждой ссадины – почему? Что в них для меня самое страшное? Что этот страх говорит обо МНЕ?

И здесь могут обнаружиться очень интересные и важные идеи. Например о том, что я боюсь быть некомпетентной, боюсь критики родственников, считаю, что падают только неудачники, что каждая болячка – это смертельная опасность.

Безусловно, все эти вопросы – отличные запросы для терапии, и решаются они не за один день. Но их проработка – бесценный вклад в свою жизнь и в счастливую устойчивую психику наших детей.
Как объяснить ребёнку, что что-то опасно? И во сколько начинать?
  1. Будьте спокойны. Дети сначала видят наши чувства, и только потом слышат слова. Поэтому берём себя в руки, успокаиваемся, перестаём причитать, «ахать и охать». Далее разговариваем.

  2. Не ждите сиюминутного результата. Возможно, придётся повторить и объяснить всё по 100, 200 раз, прежде чем ребёнок перестанет что-то делать, а, соответственно, поймёт, что это действие опасно. Наберитесь терпения.

  3. Покажите опасность. Иногда действеннее показать, чем рассказать, что «с кровати можно упасть». Ребёнку эта информация ни о чём: «Да, упасть можно. Но я же ещё ни разу не упал!» Выбирайте максимально лаконичные и понятные объяснения, иллюстрируя их действием или игрой: вот игрушка движется к краю, потом «бах!», и дальше игрушка плачет. После ребёнку можно дать игрушку, чтобы он сам довёл её до края и увидел, как она падает. Дети не учатся на наших увещеваниях, они учатся на практике.

  4. Выжидайте. Выжидательная тактика – то, что очень благоприятно сказывается на развитии человека как до года, так и более старшего возраста: если ситуация допускает это, всегда лучше дать малышу возможность сделать то, что он хочет, и получить собственный результат. С тем же краем кровати: постелите на пол мягкий матрас, предупредите человека про «бах!», налейте себе чашечку чая и со спокойствием Будды наблюдайте за тем, как ребёнок всё равно подходит к краю и падает на мягкое.
Это особенно касается детей после года, которые остро нуждаются в познании возможностей своего тела. Чтобы ребёнок чувствовал себя компетентным, способным, ему очень важно пробовать, рисковать, действовать, не встречая постоянных возгласов тревожащихся родителей.

С детьми после года (и особенно с более старшими) можно проговаривать заранее: «там высоко, будь осторожен, рассчитывай свои силы», а дальше – глубоко дышать и просто быть рядом, наготове схватить человека в случае падения. И если всё же упал, обойдитесь без фраз «А я же говорила! Я же предупреждала!» Просто обнимите, пожалейте, примите меры по обработке раны и будьте рядом эмоционально.
Как нормализовать ошибки в семье и помочь ребёнку возвращаться к деятельности после них, читайте в материале активити «ошибки» и в практикуме «у меня не получается».
А если ребёнок бежит к дороге?! Мне что, просто стоять и смотреть?!
Есть категорические запреты, которые обязательно нужны. Выберите для них короткое и понятное слово, например «стоп!» или «опасно!». Их стоит использовать, например, около дороги или в другие опасные моменты.

Не ждите, что годовалый ребёнок остановится – не остановится. Его нужно и можно схватить и оттащить от дороги.

А вот двухлетка вполне уже способен остановиться. Потому что ему может быть уже знакомо это слово, интонация мамы, сама ситуация, или же уже есть понимание значения слова.
Про «опасно» важно разговаривать, объяснять, читать книжки, играть в ролевые игры, чтобы ребёнок осознавал эту опасность. Но делать это нужно не в непосредственно опасной ситуации, а позже, в совершенно спокойной обстановке.

«Помнишь, сегодня ты выбежал на дорогу, а я закричала тебе «опасно!»? Хочешь узнать, почему на дороге опасно?» – и ребёнок с удовольствием выслушает все ваши объяснения. А ещё полезнее, если вы такие моменты начнёте обсуждать и отыгрывать ДО!

Ну и главное – не бойтесь быть неидеальными. Если хотя бы в 70% случаев вы реагируете адекватно – этого уже достаточно, чтобы психика ребёнка была в порядке, остальные 30% – в вашем распоряжении. Вы можете кричать, запрещать без объяснения причин и ругаться, ведь нервы родителя – не железные. Иногда лучшая забота – это просто быть живой и спонтанной.
Важно потом вернуться к ребёнку с объяснениями – почему так произошло, и как вам было страшно за ребёнка.

Пример.
Как-то раз моя двухлетняя дочь перебежала дорогу между домами. Так как там крутой поворот, машины могли её просто не заметить. Я испытала ужас и меня накрыли паника и ощущение собственной беспомощности. Я не смогла с ними справиться и накричала на дочь. Сильно. Мне до сих пор стыдно, так как я думаю, что просто напугала её, не объяснив причин. Чуть позже, когда у меня появились силы, я объяснила, почему так случилось. Да, дочь помнила, что я накричала, но понимала, что я сделала это из-за собственного страха.
Объясняю терпеливо, ребёнок всё равно лезет, куда не надо. Как быть, если обожжётся, поранится или упадёт, хоть я и предупреждала?
А что для вас будет значить, если это случится? Что вы плохая мама?

Отделите себя от опыта ребёнка. Дети рождаются, чтобы стать отдельными людьми и жить свою жизнь. В 3 года это практически полностью самостоятельные личности.

Им важно и жизненно необходимо получать эти ссадины, царапины и синяки. Это их способ узнать этот мир, и чем раньше они познакомятся с его разными гранями, тем более разумным и осознанным будет их поведение в более позднем возрасте.

Мы не можем уберечь детей от боли, разочарований, маленьких травм. Да и не должны. Это жизнь, она разная, в ней бывает разное.

Ответьте себе на вопрос: разрешаете ли вы себе жить её, по-настоящему, с полной включенностью?
Ребёнок слишком открыт, не различает, где свой, где чужой! Идёт охотно ко всем. Не могу же я сказать, что все плохие и опасные? Как быть? Как обезопасить и не напугать?
Пожалуйста, проанализируйте следующие пункты:

  1. Что для вас значит «слишком открыт»? Чего вы боитесь, когда ребёнок «идет к чужим» – что он в опасности или того, что он нарушает чужие границы?

  2. Подумайте, где конкретно для вашей семьи проходит граница между избыточной тревожностью взрослых и реальной опасностью для ребёнка?

  3. Ребёнок должен быть под присмотром своего взрослого, и это ответственность взрослого – контролировать окружение ребёнка. Именно взрослый выстраивает свои границы так, чтобы ребёнок взаимодействовал с людьми, которым можно доверять. Если вам не нравится человек, к которому идёт ребёнок – берите ребёнка и уходите от этого человека.

  4. Объясните ребёнку искренне, что вы думаете и чувствуете: «ты знаешь, мне не нравится дядя Оскар, мне он кажется злым и неприятным человеком, мне НЕ хотелось бы, чтобы ты с ним общался. Давай мы пойдём на детскую площадку и лучше проведём время вместе».

  5. Проговорите, что опасно ходить куда-либо с незнакомыми людьми. И здесь, как с другими опасностями, не ждите мгновенного результата. Просто обговаривайте. Потом рассказывайте истории, сказки на эту тему, показывайте мультики, играйте в ролевые игры с сюжетом, читайте книжки об этом. Дети быстро воспринимают то, что им интересно.

  6. Делитесь своими чувствами. «Мне не нравится», «Я боюсь за тебя», «Я очень переживаю» – то, что можно ввести в обиход вместо «Не ходи туда!», «Иди сюда!», «Куда пошел!».
Осознание и проговаривание этих пунктов поможет и вам лучше осознавать свои чувства и быть с ними в контакте, и малышу узнавать о том, какие чувства бывают, как выглядят, отчего возникают и как с ними справляться. И, конечно, это поможет установить близость в контакте между вами.
Объединённая картина того, как ребёнок видит сам себя и окружающий мир, и как видят мир и самого ребёнка его родители, становится сознанием ребёнка, то есть внутренним отражением внешней реальности.

Если значимому взрослому удавалось адекватно оценивать причины дискомфорта и устранять их, то у ребёнка формируется адекватная картина мира. Он знает свои потребности и способы, чтобы их удовлетворить.